Оценка деятельности судов

Судебная система в оценках россиян

Оценка деятельности судов

Верят ли россияне в справедливость и непредвзятость наших судей? Как они оценивают профессионализм всех участников судопроизводства? И как относятся к институту суда присяжных? Ответы — в новом исследовании «Анкетолога».

Результаты исследования

Как Вы в целом оцениваете деятельность судов и судей в России?

 Мнения по данному вопросу в зависимости от наличия опыта взаимодействия с судами

Как Вы в целом оцениваете деятельность судов и судей в России?Был опыт взаимодействия с судамиНе было опыта взаимодействия с судами
Определенно положительно4%5%
Скорее положительно39%47%
Скорее отрицательно44%41%
Определенно отрицательно13%7%

Как часто, по Вашему мнению, суды в России выносят несправедливые приговоры?

Какое из утверждений в большей степени соответствует Вашему мнению?

Как Вы считаете, чем руководствуются судьи в России при вынесении приговора в первую очередь?

 Как Вы считаете, перечисленные профессиональные и личностные качества — это скорее правило или исключение для судей в России?

Тактичность, культура общения

Ответственность, добросовестность

Хранение профессиональной тайны

Наличие достаточного профессионального опыта

Самостоятельность в принятии решений

Мнения по данному вопросу в зависимости от наличия опыта взаимодействия с судами

Как Вы считаете, перечисленные профессиональные и личностные качества — это скорее правило или исключение для судей в России?Был опыт взаимодействия с судамиНе было опыта взаимодействия с судами
ПравилоИсключениеПравилоИсключение
Непредвзятость33%67%39%61%
Справедливость37%63%45%55%
Тактичность, культура общения61%39%71%29%
Образованность76%24%83%17%
Честность36%64%43%57%
Ответственность, добросовестность42%58%52%48%
Терпение59%41%70%30%
Хранение профессиональной тайны61%39%70%30%
Сдержанность67%33%76%24%
Наличие достаточного профессионального опыта66%34%74%26%
Самостоятельность в принятии решений34%66%45%55%

Был ли у Вас опыт взаимодействия с судебной системой в России?

Оцените, пожалуйста, профессионализм участников  судопроизводства в России по шкале от 1 до 5, где 1— очень плохо, 5 — отлично.

Опыт взаимодействия с какими судами у Вас был?

В каком качестве Вы имели опыт взаимодействия с судами в России?

Остались ли Вы удовлетворены исходом дела, в котором принимали участие?

Какие суждения о суде присяжных в России в большей степени соответствуют Вашему мнению?

Как Вы относитесь к такой мере пресечения, как залог? (освобождение подозреваемого / подсудимого из заключения при уплате установленной судом суммы денег)

Как Вы в целом относитесь к практике досудебного урегулирования?

Согласно результатам нашего исследования, в целом положительно деятельность судов и судей в нашей стране оценивает 46% россиян, отрицательно — 54%. Важно отметить, что люди, имевшие опыт взаимодействия с судебной системой, оценивают ее менее оптимистично: 43% положительных оценок против 52% среди россиян, не имевших подобного опыта.  

Больше половины россиян (55%) считает, что суды выносят несправедливые приговоры «довольно часто», еще 9% — что «очень часто». Остальные 36% считают несправедливые приговоры редким или очень редким явлением для нашей страны.

Лишь 45% россиян считает, что при вынесении приговора судьи руководствуются в первую очередь законом. В то же время 54% уверены, что характер приговоров в России определяется прежде всего мнением влиятельных людей, заинтересованных в том или ином решении суда.

Далее мы попросили россиян оценить уровень коррупции в судебной системе России. Треть опрошенных (32%) считает, что большинство судей берет взятки, 52% — что некоторые судьи берут взятки. С утверждением, что большинство судей в России не берет взятки, согласны лишь 13%.

Далее мы спросили россиян, наличие каких профессиональных и личностных качеств они считают правилом, а какие исключением среди российских судей.

Судя по ответам, меньше всего россияне верят в непредвзятость судей (35% назвали это качество правилом, 65% — исключением) и их справедливость (39% — правило, 61% — исключение).

Среди качеств, в наличие которых у российских судей верит большинство россиян, можно отметить образованность (79% назвали это правилом, 21% — исключением) и сдержанность (71% — правило, 29% — исключение).

Здесь также наблюдается расхождения в оценках опрошенных в зависимости от наличия или отсутствия опыта взаимодействия с судебной системой. Так, справедливость судей в России считают правилом 37% опрошенных, когда-либо сталкивавшихся с судами, и 46%, которые не было подобного опыта.

Мы также попросили россиян оценить по шкале от 1 до 5 профессионализм участников судопроизводства в России. Наибольший средний балл набрали представители адвокатуры — 3,4. Наименьший средний балл разделили следственные органы и органы дознания — 2,9. Средняя оценка россиянами профессионализма судей и прокураторы составила 3,2 балла.

Всего с российскими судами тем или иным образом взаимодействовали 56% опрошенных. Из них удовлетворены исходом дела, в котором они принимали участие, остались 52%, а неудовлетворенность выразили 48%.

Мы также выяснили мнение россиян о суде присяжных.

Оказалось, что в наибольшей степени взглядам россиян на этот институт судебной системы отвечают следующие утверждения: «на присяжных можно воздействовать угрозами, подкупом и другими методами» — 50%, «присяжные при вынесении вердикта руководствуются чувствами и эмоциями» — 47%, «присяжные не могут вынести объективный вердикт, потому что не имеют профессиональной подготовки» — 42%, «суд присяжных отражает представление общества о правосудии» — 31%, «суд присяжных помогает исключить вынесение предвзятого приговора судьей» — 27%.

  Выборка исследования

Было опрошено 1280 респондентов, из них: 54% — женщины, 46% — мужчины. Возраст: 18–30 лет — 25%, 31–45 лет — 35%, 46–55 лет — 24%, старше 55 лет — 16%. Распределение по федеральным округам: ЦФО — 27%, СЗФО — 11%, ЮФО — 10%, СКФО — 6%, ПФО — 19%, УФО — 8%, СФО — 15%, ДВФО — 4%. Погрешность при 95% доверительной вероятности составляет 2,74%.

Источник: https://iom.anketolog.ru/2018/02/12/sudebnaya-sistema-v-rossii

Оценка эффективности правосудия

Оценка деятельности судов

В России первая попытка разработки системы критериев и показателей эффективности судопроизводства была предпринята в 2009 г. в рамках государственного федерального проекта «Поддержка судебной реформы» научно-исследовательским отделом группы компаний «Консалтум».

Были учтены показатели, на регулярной основе рассчитываемые в судах общей юрисдикции и арбитражных судах; показатели, рассчитываемые Росстатом; показатели, рассчитываемые в международной практике и т.п.

Авторы использовали как западный опыт, так и достижения отечественных ученых, заложивших основы теории эффективности правосудия.

В целом разработанная оценочная система показателей эффективности работы судебной системы состоит из 12 критериев:

1. Доступность судебного решения.

2. Независимость судей.

3. Открытость и подотчетность судов населению.

4. Качество судебного процесса.

5. Разрешение общественных противоречий, достижение социального компромисса в государстве на основе права.

6. Эффективность судебного разбирательства.

7. Кадровое обеспечение.

8. Финансовое, материально-техническое обеспечение судов.

9. Информационно-коммуникационное обеспечение судов.

10. Организация процесса судопроизводства.

11. Доверие.

12. Эффективность исполнения судебных актов.

Критериям оценки эффективности соответствуют определенные показатели, каждый из которых имеет свои индикаторы. К примеру, первый критерий («доступность судебного решения») раскрывается в таких показателях как: 1) физическая доступность; 2) финансовая доступность; 3) организационная доступность; 4) количество судей на 100 000 жителей.

Индикатором финансовой доступности является размер судебных издержек; индикатором организационной доступности – удобный режим работы судов и т.д.

На основании экспертного опроса в «Системе критериев…» определен вес индикаторов, представленный величиной, отражающая степень влияния индикатора на итоговую величину показателей эффективности работы судебной системы.

Предложенная система расчета индикаторов с использованием статистических данных и опросных методик, по утверждению ее авторов, позволяет

проводить регулярный мониторинг изменений показателей эффективности функционирования судебной системы Российской Федерации в ходе реализации реформ и представлять результаты мониторинга в удобном для восприятия формате .

Фактически это первая комплексная модель оценки эффективности правосудия в нашей стране, практика применения которой, думается, будет положительной для российской судебной системы. Внедрение оценочных процедур требует, однако, предварительной апробации данной методики. Первичная апробация была осуществлена Центром правовых программ Л.

Никитинского при поддержке Волгоградского областного суда. Был выявлен ряд недостатков «Системы критериев…» и сформулированы предложения по ее совершенствованию [4]. Представляется очевидным, что включение в процедуру апробации «Системы критериев…» других судов ускорит процесс ее доработки.

В настоящий момент инициативы со стороны судейского сообщества явно недостаточно. Можно предположить, что традиционная закрытость судебной системы, ее дистанцированность от общества, стереотипы мышления правоприменителей не позволяют пока в должной мере понять значение использования оценочных механизмов.

Заметим, что в США, Финляндии, некоторых других странах предложения о создании и применении моделей качества правосудия исходили именно от органов судебной власти.

Всесторонняя оценка эффективности судебной деятельности предполагает использование всех доступных информационных источников. В большинстве существующих за рубежом систем оценки качества правосудия предусмотрена именно совокупная оценка, интегрирующая данные, полученные от различных субъектов, путем использования различных методов измерений.

Формальный подход к определению эффективности правосудия недопустим. Одни лишь статистические данные, например, не позволяют судить о том, как оперативность рассмотрения дел сказывается на ходе судебного разбирательства, законности и обоснованности выносимых решений, поэтому незначительный процент нарушений процессуальных сроков не свидетельствует об эффективности правосудия.

Государственная судебная статистика, содержащая количественные показатели работы судебной системы, должна дополняться качественным (содержательным) анализом, основанном в том числе, на данных социологических исследований, а его результаты доводиться до сведения представителей судейского корпуса, органов исполнительной и законодательной власти, ответственных за проведение судебной политики.

Судебная система, как любая организация, для своего успешного функционирования должна поддерживать информационные связи с внешней средой, обладать свойством респонсивности (от англ. response – ответ, отклик), т.е. способности воспринимать воздействия и отзываться на них оптимальным образом.

Включение в систему оценок правосудия результатов опросов общественного мнения и экспертных оценок способствует выявлению положительных и отрицательных сторон осуществления правосудия в государстве. Учет потребностей и ожиданий «судебных пользователей» («court users») позволяет планировать систему ответного воздействия.

Оценка эффективности правосудия таким образом необходима как для внутреннего управления судебной системой (самоуправления), так и внешнего (законодательного регулирования).

Не менее важны индивидуальные оценки, которые для ответственных правоприменителей являются стимулом к корректировке своего поведения, профессиональному совершенствованию.

Указанные оценки носят, по преимуществу, этико-юридический характер и этим принципиально отличаются от формально-правовых фиксируемых в судебной статистике.

Так или иначе, изучение эффективности судебной деятельности не должно опираться только на юридические средства оценки (соотношение количества отмененных и измененных судебных решений с оставшимися в силе).

Нельзя обойтись без аксиологического, ценностноориентированного подхода, при котором учитываются такие критерии как справедливостьи целесообразностьсудопроизводства.

При этом акцент в значительной степени смещается с оценки судебного решения на оценку процессуальной деятельности, предшествующую его принятию, процедуру взаимодействия судьи с участниками судопроизводства в ходе разбирательства уголовного дела. Приговор суда неотделим от правоприменительной деятельности, результатом которой он является.

В Рекомендации № R (95) 12 Комитета министров Совета Европы от 11 сентября 1995 года относительно управления системой уголовного правосудия содержится предложение о введении в действие процедуры периодического и непрерывного контроля, направленного на анализ функционирования учреждений системы уголовного правосудия, оценку их эффективности и действенности и содействие совершенствованию их деятельности. Отмечается, что прогресса в этих областях можно достичь с помощью либо созданиявнутренних консультационных органов, либо использования услуг внешних консультантов.

Полагаем, что для изучения различных аспектов эффективности правосудия требуется взаимодействие и согласование усилий общественных организаций, Судебного департамента при Верховном Суде РФ, представителей научного сообщества, с тем чтобы исследования носили полномасштабный и комплексный характер. Не исключена возможность создания единого координационного центра по изучению эффективности правосудия, в состав которого войдут научные и практические работники.

В заключении отметим, что понятие «эффективность» постепенно начинает использоваться законодателем. В ст. 6.1.

УПК («Разумный срок уголовного судопроизводства») указывается, что при определении разумного срока уголовного судопроизводства учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда и лиц, осуществляющих уголовное преследование.

Эффективность правосудия есть способность (свойство) правосудия как вида осуществляемой судом в установленной законом процессуальной форме государственной деятельности по рассмотрению и разрешению конкретных судебных дел с вынесением по ним законных, обоснованных и справедливых постановлений обеспечивать при определенных условиях достижение социально значимых целей. Эта способность характеризуется отношением фактически достигнутого правосудием уровня целей к нормативно установленному законом.

Чтобы решить практический вопрос об измерении эффективности правосудия, исследователь должен иметь четкое представление о его «эталоне», т.е. о тех социально полезных целях, которые могут быть достигнуты с помощью правосудия как вида специфической государственной деятельности.

Без такого «эталона» (шкалы) нельзя оценить правосудие, поэтому нормативная оценка целей правосудия приобретает качество нормативной обязательности (категорический императив) при организации функционирования судебной системы. Цель правосудия отражает то, что должно быть достигнуто в результате его осуществления.

Поскольку социальных целей, которые могут достигаться правосудием, чрезвычайно, много, законодатель поставлен перед необходимостью определения основных типов данных целей и закрепления их в законе, то и эффективность правосудия должна определяться применительно ко всем целям.

Разумеется, это не исключает выделения цели главной и определения комплексного показателя эффективности правосудия.

Оценка эффективности правосудия может и должна вестись с позиции основного требования: насколько оно гарантирует социальные условия, необходимые равно для всех людей в достижении ими своих правомерных целей.

Оценка эффективности проявляется посредством ряда критериев, которые характеризуют:

а) вынесение судами обоснованных и законных решений;

б) обеспечение судами прав лиц, участвующих в делах;

в) обеспечение судами других социально полезных результатов, указанных в законе.

Среди критериев эффективности правосудия должен быть указан и показатель названных трат, который призван отразить соблюдение важнейшего свойства категории «эффективность» – достижение результата с минимальными социальными издержками.

Измерение эффективности правосудия как разновидность государственно-правового исследования характеризуется следующими признаками:

а) направлено на определение конкретно-исторического состояния правосудия;

б) проводится с целью обеспечения компетентных органов государства необходимой информацией для принятия обоснованных решений, направленных на изменение правосудия в сторону повышения его эффективности;

в) осуществляется с помощью специальных методов судебной статистики и социологии.

Измерение уровня эффективности правосудия при всей его важности не является все же самоцелью. Его результаты выступают лишь исходной базой для поиска более результативных моделей организации и осуществления правосудия. Определив состояние правосудия, необходимо переходить к новому этапу исследования: установлению причин неэффективности правосудия и определению путей их устранения.

Можно подчеркнуть, что целью измерения эффективности правосудия является наиболее полное выявление недостатков, имеющих место в его организации и осуществлении, и прогнозирование более эффективных его моделей.

Процесс подготовки к измерению эффективности правосудия можно разделить на две стадии:

а) определение целей правосудия;

б) определение методов и техники сбора и обработки информации о правосудии в конкретно-исторических условиях.

Если цели правосудия, получившие закрепление в законе и правильно познанные наукой, характеризуются относительной статичностью, т.е.

исследователь может не определять их каждый раз, то методы и техника сбора и обработки информации подвержены определенной динамике, требуют от исследователя навыков и умений по их применению.

Измерение эффективности правосудия возможно при наличии следующих условий:

а) исследователь располагает сведениями о критериях, характеризующих качество правосудия;

б) определена мера влияния каждого критерия (признака) на конечные результаты правосудия;

в) если, кроме максимально достижимой для каждого критерия оценки, будут вычислены, определены различные степени приближения к идеальному результату; г) если различные критерии (признаки) будут соотнесены между собой количественно по значению и степени влияния на качество правосудия.

Источник: https://cyberpedia.su/13x9c8f.html

Оценка деятельности судов и судей

Оценка деятельности судов

Астафьев А.Ю. преподаватель кафедры уголовного процесса Воронежского государственного университета

Эффективность судебной деятельности: способы и субъекты оценки

Оценка судебной деятельности должна опираться на все доступные информационные источники, которые условно можно разделить на две группы: внутренние

и внешние.

Первую группу

составляют: процессуальные оценки работы суда (судьи) вышестоящими судебными инстанциями при осуществлении контрольных полномочий; оценки органов судейского сообщества; оценки отдельными судьями собственной работы и работы своих коллег.

Процессуальные оценки

могут быть как негативными (отмена или изменение судебного решения; вынесение частных определений), так и положительными (оставление судебного решения в силе).

При этом количество отмененных или измененных решений конкретного судьи (суда) не является однозначным показателем об эффективности его работы, поскольку основания отмены или изменения судебных решений, указанные в законе, не одинаковы по значимости. Скажем, все процессуальные нарушения, указанные в ч. 2 ст.

381 УПК РФ (обычно их называют «безусловными кассационными основаниями») формально равнозначны и влекут отмену приговора. Тем не менее не все они свидетельствуют о дефектах судебной работы. Предположим, один приговор отменен вследствие нарушения тайны совещания присяжных при вынесении вердикта, несмотря на то, что судебное разбирательство проведено процессуально безупречно.

Причина отмены другого приговора – непредоставление подсудимому последнего слова. В обоих случаях имеют место существенные процессуальные нарушения. Равноценна ли по качеству работы двух судей? Очевидно, что нет. Соответственно, и подход к оценке их профессиональной деятельности должен быть различен.

Оценка законности судебного решения вышестоящими инстанциями допускает «конфликт интерпретаций», когда отмененное (измененное) при кассационном рассмотрении дела решение пересматривается в надзорном порядке, либо, напротив, отменяется (изменяется) решение, оставленное кассационной инстанцией в силе.

Кассационное реагирование в обоих случаях является неэффективным. В первом исправлено верное решение, т.е. проявлена необоснованная активность, во втором – судебная ошибка осталась невыявленной, суд не проявил надлежащей инициативы. Здесь, на наш взгляд, дифференцированный подход уже не требуется.

(?)

В связи с приведенными примерами нельзя не затронуть проблему стабильности судебных решений. Традиционно положительно оценивается работа судьи, имеющего наименьшее количество отмененных решений.

Допустим, что приговор одного судьи оставлен в силе кассационной и надзорной инстанцией, приговор другого судьи – изменен в кассации, но при последующем рассмотрении дела в надзорном порядке, принято решение, совпадающее с первоначальным.

Процент «стабильности» должен быть признан одинаковым.

Процессуальные оценки работы суда (судьи) контролирующими инстанциями обобщаются в судебной статистике.

По итогам каждого полугодия и года Судебный департамент при Верховном Суде РФ публикует в средствах массовой информации, а также размещает на своем сайте обзоры о деятельности судов общей юрисдикции в целом по Российской Федерации.

Помимо обзоров на сайте Судебного департамента размещаются аналитические справки и статистические таблицы по основным показателям работы судов общей юрисдикции [1] . Судебная статистика представляет собой обширный информационный массив. Тем не менее это – не более чем данные для анализа.

Принципы ведения статистики, выбор форм отчетности, статистических показателей, в конечном счете, сказывается на степени обоснованности оценок эффективности деятельности судебной системы. Поэтому статистические показания должны быть максимально конкретизированы. В первую очередь, это касается оснований отмены или изменения судебных решений.

Оценки органов судейского сообщества

находят отражение, прежде всего, в результатах работы квалификационных коллегий судей. Негативная оценка (профессиональной) деятельности судьи квалификационной коллегией выражается в наложении на судью дисциплинарного взыскания.

Высшая квалификационная коллегия судей РФ знакомится с работой квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации, заслушивает сообщения их председателей о проделанной работе и дает рекомендации, направленные на совершенствование деятельности указанных коллегий; изучает и обобщает практику работы квалификационных коллегий судей [2] . В настоящее время рассматривается возможность (подготовлен законопроект) создания в России дисциплинарного судебного присутствия, главной целью которого будет являться рассмотрение споров, возникающих в связи с принятием решений квалификационных коллегий о прекращении полномочий судей.

Оценки судебной деятельности содержаться также в постановлениях Совета судей РФ и региональных советов судей. Кроме того, при Совете судей РФ действует комиссия по этике, куда каждый судья может обратиться в случае возникновения коллизионных ситуаций, связанных с его служебной и внеслужебной деятельностью и получить компетентное заключение по проблемному вопросу.

Следует отметить, что оценки отдельными судьями собственной работы и работы своих коллег,

носят, преимущественно, неформальный характер. Нормы профессиональной этики запрещают судье публично, вне рамок профессиональной деятельности, подвергать сомнению решения судов, вступившие в законную силу.

В соответствии с позицией Европейского суда по правам человека, судья также не может подвергать критике принятые им же судебные решения (постановление от 29 июня 2004 по делу Сан Леонард Бленд Клаб против Мальты

). Как однако должен действовать добросовестный судья, если он приходит к выводу об ошибочности своего решения? Данный вопрос имеет процессуальное значение и, думается, должен быть урегулирован если не законодательном уровне, то хотя бы в нормативных актах органов судейского сообщества.

Вторая группа оценок – это оценки внешние.

[3]

Эта группа также неоднородна по своему составу .

Она включает оценки субъектов, находящихся вне судебной системы и напрямую не связанных с ней.

Это компетентные оценки независимых экспертов (главным образом, ученых) и неправительственных экспертных организаций, таких как Европейская комиссия по эффективности правосудия ( European Commission for the efficiency of justice), Международная ассоциация юристов (I international B ar A association ) и др.

Сюда же необходимо отнести оценки, исходящие от субъектов, обособленных от судебной системы, но постоянно взаимодействующих с ней, т.е. государственных обвинителей и адвокатов. Не менее важны оценки т.н . «непрофессиональных участников процесса» (в западной терминологии «получателей судебных услуг»).

Речь в данном не только о неформальных оценках, получаемых в ходе социологических исследований, но и о непосредственно процессуальных оценках, которые отражаются в жалобах (представлениях) в вышестоящие судебные инстанции.

К субъектам внешних полагаем, следует, отнести также и СМИ, освещающие судебные процессы

. Сведения, получаемые из СМИ, формируют общественное отношение к судебной власти, влияют на готовность граждан обращаться за судебной защитой. В сознании населения складывается определенный образ правосудия. Поэтому как для общества, так и для самой судебной системы важно, насколько компетентно и беспристрастно обеспечивается гласность правосудия.

Еще недавно в литературе отмечалось, что судебная власть не рассматривает взаимодействие с прессой и связи с общественностью как важное направление управленческой деятельности; судейское сообщество считает достаточным ограничиться в сфере информационной деятельности инфраструктурным обеспечением открытости информации [3] и т.п.

В настоящее время можно утверждать, что ситуация меняется. Совет судей РФ придерживается позиции о необходимости для судов в большей мере опираться на поддержку гражданского общества, общественных организаций, в том числе правозащитных организаций и независимых квалифицированных СМИ [4] . Ответные шаги наблюдаются и со стороны прессы.

В сентябре 2008 года Союз журналистов России на своем IX съезде принял обращение, в котором указано, что независимость судебной власти и независимость СМИ в демократическом обществе неразделимы.

Были сформулированы предложения по укреплению взаимопонимания между судейским и журналистским сообществами и направлениях дальнейшего развития сотрудничества между ними [5] .

Комплексную внешнюю оценку качества работы судов может проводить и специально созданная судебная инспекция (комиссия).

В Голландии, например, независимая инспекционная комиссия раз в четыре года посещает каждый из судов для оценки проведения ими различных мероприятий по повышению качества их работы. Специальные судебные комиссии оценивают эффективность работы судов в США [6] .

Можно предположить, что роль внешних оценок эффективности судебной деятельности будет увеличиваться. В Постановлении Правительства РФ от 19 августа 2011 г.

N 694 «Об утверждении методики осуществления мониторинга правоприменения в Российской Федерации» [7] перечислены информационные источники, используемые при осуществлении мониторинга правоприменения.

Наряду со статистической информацией и практикой судов общей юрисдикции и арбитражных судов, указывается на необходимость использования информации почерпнутой из СМИ, а также социологической информации, формируемой на основе социологических исследований .

В настоящее время исследования, в большей или меньшей степени касающиеся эффективности судебной деятельности, проводят такие организации как Фонд «Общественное мнение» (ФОМ), «Левада-Центр», Всероссийский центр исследований общественного мнения (ВЦИОМ), Институт сравнительных социальных исследований (ЦЕССИ), Региональный общественный фонд «Информатика для демократии» (Фонд ИНДЕМ), Центр социального прогнозирования (ЦСП), Социологический центр Российской академии государственной службы при Президенте РФ (СЦ РАГС) и др. [8] В рамках проводимых данными организациями исследований изучается место судебной системы в рейтинге доверия граждан проблемы и причины, которые мешают судам эффективно работать и т.п.

В июле 2011 г. в Ярославле представителями неправительственных организаций было подписано соглашение о принципах общественного мониторинга судебной деятельности.

В соглашении подчеркивается, что информирование судов и органов судейского сообщества, а в необходимых случаях и согласование с ними целей мониторинга, его объекта, сроков проведения, методов, требований к наблюдателям (исполнителям), способов обнародования полученных результатов существенно повышает эффективность мониторинга и достоверность его результатов [9] .

В Ростовской области постановлением Совета судей образована Общественная комиссия по вопросам эффективности и доступности правосудия.

В состав Общественной комиссии входят представители научно-образовательных учреждений Ростовской области, представители средств массовой информации, представители правозащитных и иных общественных организаций Ростовской области.

Задачами Общественной комиссии является взаимодействие населения с судейским сообществом по вопросам совершенствования доступности правосудия, выработка и продвижение единой позиции населения и судейского сообщества Ростовской области в оценке качества и эффективности правосудия [10] .

Механизме воздействия внешних (общественных) оценок на функционирование судебной системы – вопрос, требующий серьезного изучения. Эффективность правосудия не может определяться только внутренними оценками.

Информация, исходящая непосредственно из самой системы правосудия, возможно, является наиболее полной, но это лишь «сырой материал».

Государственная судебная статистика, представляющая собой совокупность количественных показателей эффективности судопроизводства, должна дополнятся качественным анализом, а его результаты доводиться до сведения судей.

[1] Инструкция по ведению судебной статистики (утв. Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29.12.2007 N 169) // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

Источник: https://uk-tektonika.ru/otsenka-deyatelnosti-sudov-i-sudej/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.