Как стать военным медиком

Военная медицина умирает вместе с людьми – Свободная Пресса

Как стать военным медиком

На то, что творится сегодня в вооруженных силах РФ, можно смотреть по-разному. Допустим, с точки зрения официальной статистики: бюджетные триллионы, тоннаж, километраж и тому подобное. Многое становится очевидным. Но деталей, важных для понимания глобальных процессов, не разглядеть.

Детали — они куда лучше видны на примере конкретного человека, угодившего в жернова военной реформы. Именно под таким ракурсом сегодня у нас есть возможность взглянуть на состояние российской военной медицины. Причем, в данном случае над материалом можно смело крепить рубрику «Испытано на себе».

Потому что в те самые жернова угодил сотрудник «Свободной прессы» 60-летний капитан 1 ранга в отставке Сергей Турченко. Так что за достоверность фактов ручаемся. Вот его рассказ:

«Болячек за время службы в Вооруженных силах я заработал достаточно: два инфаркта, сахарный диабет. Инвалид второй группы. В довершение всех бед больше года назад начались почечные колики.

С ними 24 мая прошлого года и отправился в филиал 9-го Лечебно-диагностического центра Министерства обороны на Большой Пироговской в Москве. Врач УЗИ Третьякова констатировала: в правой почке конкременты (камни) от 6 до 10 мм.

Я спросил у уролога Дреничевой: могут ли они сами выйти? Ответ — отрицательный. Прошу: отправьте в госпиталь на дробление. Ответ уклончивый: давайте еще посмотрим, сдадим анализы. Так смотрели до 20 июня 2011 года. Все это время постоянно мучили боли.

Снимались они только с помощью дихлофенака, в результате использования которого 3 июня 2011 года врач Киргинцева диагностировала язву желудка и 12-перстной кишки.

20 июня боль стала совсем уж невыносимой. Сын на машине отвез меня в военную поликлинику. Уролог Хабалов сразу диагносцировал блок правой почки и направил на немедленную госпитализацию. Пояснил, что огромный камень полностью закрыл мочеточник и почка почти отказала.

Тут же вызвали «скорую помощь». Когда она прибыла, сказали, что отправляют меня в районную больницу. Я потребовал — только в военный госпиталь, поскольку в гражданской клинике «дробилки» камней нет. Мне ответили, что офицеров-отставников, как правило, теперь отправляют в гражданские медучреждения.

Пришлось написать письменный отказ от гражданской больницы. Тут уж возмутился совершенно посторонний в этих стенах врач «скорой помощи». Поскольку сотрудники 9-го ЛДЦ МО РФ ничего не предпринимали, приехавший доктор лично стал обзванивать военные госпитали.

В Центральном клиническом госпитале имени Вишневского в подмосковном Красногорске ответили: «Привозите, проблем нет».

Действительно, в 43-м отделении, куда меня поместили, оказалось множество свободных мест. Даже более того. Я, например, попал в двухместную палату, которую занимал совершенно здоровый рядовой солдат по имени Клим.

Он не был больным, а долгие месяцы работал в госпитале в качестве санитарки в операционной, стоя на штате в Космических войсках. Соседнюю палату занимал такой же рядовой Костя.

По рассказам солдат, всего в госпитале «санитарками» работают до 100 бойцов, прикомандированных из различных видов и родов войск. Больше некому после сокрушительных сокращений младшего медперсонала.

Кстати, на территории госпиталя работает огромное количество гастрарбайтеров разных национальностей. Для того, чтобы они «не нарушали» пропускной режим, создано в госпитале даже специальное КПП.

Если через главный контрольно-пропускной пункт пропускают только по паспорту, то через ворота рядом, в 150 метрах, на территорию госпиталя может пройти любой. На этом фоне смешно выглядят устроенные тут же для «галочки» огневые точки против террористов.

Какой дурак полезет на амбразуры, когда можно спокойно с чем угодно пройти через КПП-2?

В 43-м отделении меня активно пролечили. Отказавшую почку спасли, поставив нефростому (трубку из почки наружу в искусственный мочеприемник). Но камень, закрывший мочеточник, так и не раздробили. Выписали с бумагой, в которой написано: госпитализация в стационар для продолжения лечения через месяц”.

Для краткости дальнейшие злоключения коллеги упустим. Скажем лишь, что даже для того, чтобы спустя месяц снять ту самую нефростому, снова нужно было ложиться в красногорский госпиталь. Но пройти все врачебно-бюрократические барьеры для больного отставника-инвалида оказалось непосильным делом. Так с трубочкой в боку и живет.

Эту историю можно было бы списать на обычное для российской медицины равнодушие к людям. Но на сей раз все значительно хуже. Судя по всему, в Министерстве обороны давно решили, что положенное по закону «О статусе военнослужащих» лечение ветеранов военной службы — это просто нерациональное расходование денег.

Другое дело — коммерциализация военной медицины, лечебная база которой на порядок выше, чем в аналогичных гражданских учреждениях. Запах «живых» денег, которые выкладывают толстосумы за возможность подлечится в военных госпиталях и санаториях, многим кружит головы. Таких, не имеющих ни малейшего отношения к Вооруженным силам пациентов у медиков в погонах все больше.

Мест на всех не хватает. Нищие военные пенсионеры и стали лишними в этих стенах. Что с них взять?

Чтобы было понятней, какой уймы людей это касается, заметим, что сегодня военная медицина обслуживает около 7 миллионов человек. Из них более 4 миллионов — члены семей, более миллиона — военнослужащие, около миллиона — пенсионеры. Действующие военные — от них никуда не деться, лечить приходится. А вот прочие…

Желание руководства Минобороны избавиться от этой обузы видно невооруженным глазом. Провинциальные военные госпитали и поликлиники давно признаны реформаторами непрофильным активом и от них избавляются, где только могут. За последние 2−3 года из 195 госпиталей «в живых» оставлено 129, из 124 поликлиник — 41, из 46 учреждений медицинского снабжения — 9.

Ликвидирована система научной подготовки военных врачей в виде сокращений военных факультетов (Саратов, Самара) и даже закрыт Государственный институт усовершенствования врачей. Офицерский состав военно-медицинской службы всего за два года сокращен с 15963 до 5800 человек.

30% должностей офицеров-медиков заменены на должности гражданского персонала, который, в свою очередь, сокращен со 145 тысяч до 97 тысяч человек.

Никого не волнует, где и как будут лечиться те, кто отдал стране множество сил и здоровья. Чтобы убедить сомневающихся в типичности произошедшего с нашим коллегой, расскажем еще одну на редкость трагическую историю.

Она случилась с человеком, которого я хорошо знал, поскольку в 90-е годы служил в одном управлении Минобороны. Его звали Роберт Быков. Полковник в отставке.

Эти строки он написал, четко сознавая, что доживает последние месяцы:

 — В феврале 2010 года у меня обнаружили рак желудка. В госпиталь положили только через месяц. По заявлению руководства поликлиники Генштаба, не было мест. Попал в госпиталь и увидел, что 2/3 пациентов в госпитале — женщины, и большинство из них лежит «на коммерческой основе».

С операцией затянули ещё на полмесяца и обнаружили, что пошли метастазы. Если полтора месяца назад по объективным данным обещали обойтись «малой кровью», то в мае вырезали желудок, селезёнку, хвост поджелудочной железы и желчный пузырь.

Дали направление в госпиталь имени Бурденко, а в нём, по указанию Сердюкова, больных из поликлиники Генштаба не принимали. Кое-как пробился. Сделали две «химии», а потом сообщили, что на третью нет лекарств, но через полчаса нашли. Оказалось, что Сердюков дал указание максимально сократить расходы на онкобольных.

На стационарное лечение больных с четвертой стадией рака в госпитали вообще не берут. Выгоднее похоронить ветерана, чем вылечить.

К сожалению время было упущено, и метастазы пошли на печень, лёгкие, лимфатические железы. Лечащий врач сказал, что лекарства в ограниченном количестве вроде бы подвезли, но не для всех, а, вообще, он не знает, что дальше делать: «как уж там получится — не будешь долго мучиться». Рекомендовал поискать каких-нибудь консультантов «на гражданке».

Глядя в глаза надвигающейся смерти, человек уже не думает о пиаре, не думает о прибыли, не думает о предательстве. Но, к сожалению, ненависть к виновникам такого положения растёт в геометрической прогрессии и не только у меня.

В палате «химиотерапии» я познакомился с несколькими ветеранами — бедолагами, подобными мне.

Им тоже сказали, что Минобороны не выделяет деньги на дорогие лекарства и предложили купить самим, всего — то за 1 млн рублей за 1 полный курс химиотерапии.

Один, майор из Забайкалья, лечится от рака лёгкого (29 лет выслуги, пенсия 8200 рублей), подполковник из Подмосковья — от рака кожи (23 года выслуги, пенсия 7550 рублей).

Через два месяца после того, как была сделана эта запись, полковник в отставке Роберт Быков умер. Складывается впечатление, что военная медицина после ее реформирования по-сердюковски тоже не жилец.

Источник: https://svpressa.ru/society/article/46725/

«И началась для меня долгая, подлая, голодная, вшивая война». Воспоминания медиков времен Великой войны

Как стать военным медиком

Переосмысление ценностей пришло в жизнь многих вместе с пандемией. Мы наконец вспомнили, что врач — это не только мишень для жалоб, это человек, от которого завтра может зависеть твоя жизнь или жизнь близких.

Показать нынешним героям, что их без преувеличения героическую работу не забудут через многие годы, правильно и своевременно как никогда. Очень символично, что все эти испытания нам даны в 75-летнюю годовщину Великой Победы. ЕАН запускает акцию «Виртуальный бессмертный полк».

Мы просим выкладывать фото и биографию ветеранов в соцсетях с тегом #БессмертныйПолкУрала либо присылать на адрес: [email protected]

Сегодня редакция ЕАН совместно со Свердловским областным музеем истории медицины хочет рассказать истории медиков, которые спасали жизни людей во времена Великой войны — и физически, и морально.

«Что за чучело стоит?» Воспоминания артинского санинструктора Надежды

Надежда Барабанова окончила Ирбитское медучилище в 18 лет и сразу была призвана на войну. 

«23 июня 1941 года я была на распределительном пункте в Красноуфимске, и нас сразу направили в Москву, а там кого куда. Меня направили в Первый Гвардейский Краснознаменный стрелковый полк санинструктором 127-й стрелковой дивизии. И началась для меня долгая, подлая, голодная, вшивая война», — рассказывала она в воспоминаниях.

Свои фронтовые 100 грамм юная Надежда сливала во фляжку, чтобы давать раненым: «Налью ему немного водки в рот, он, глядишь, зашевелится, на плащ-палатку его заворотишь и тянешь, а иногда и сам встанет раненый и идет. Я спасала за бой пять-шесть человек, бывало и больше».

После боя сестра ползала в поисках раненых, в это время был дан приказ помогать увечным немцам.

«Моя подруга, сестра, разрезала немцу сапог, чтобы перевязать рану, а он ее застрелил. Я тоже один раз начала разрезать сапог немцу, чтобы перевязать рану, а наш раненый кричит: «Сестренка, сестренка, берегись!» Я обернулась, а он уже занес надо мной нож, но его вовремя убил наш раненый боец. И сколько было таких всяких случаев — не перечесть».

Всего в боях Надежда вытащила 312 раненых, и это только те, кто был учтен, сколько было забытых, неизвестно. Не раз ее дивизия попадала в окружение, из них выбирались голодные, оборванные, вечно хотелось спать.

Встречали худую кобылу — ели сырой, летом ели траву и корни. Долгое время маленькая, хрупкая санинструктор ходила в одежде не по размеру: шинель до пола, валенки 43 размера, шапка сползала на глаза. Командир дивизии, проходя по ряду, увидев Надежду, сказал: «Это что за чучело стоит?» После его распоряжения обмундирование по росту нашлось. 

А еще однажды легендарный Рокоссовский коснулся кончиком пальца ее носа, пока Надежда спала. «Однажды наш полк был в деревне Петушки. И в эту же ночь туда прибыла конная армия. Их тоже разместили по домам на ночлег. Мы с другой сестричкой спали в частном доме, на нас было белое мужское белье: кальсоны и рубашки.

Я слышу, что мне кто-то нажал кончиком пальца на нос, открываю глаза, а передо мной стоит генерал с ординарцем и наш командир. Генерал сказал: зачем берут на фронт таких маленьких ребят? Ему ответили, что это наши сестрички. Они посмеялись и ушли. Потом нам сказали, что это был Рокоссовский», – вспоминала Надежда.



Самое страшное ждало дивизию под Ржевом в 1942 году.

«Шесть раз Петушки переходили то немцам, то нам. Очень много было раненых. От взрыва образовывались огромные воронки, раненых прятали во время боев кого куда.

Мне было 18 лет, я весила всего 46 кг, тащить раненых было тяжело, укладывала их на шинель и тащила. Раненые, кто мог, помогали себя тащить, отталкивались ногами от земли. Начали бить немца, ответный удар был очень сильный.

Когда началась бомбежка, кричали: «Спасите нас», – а кругом немцы.

Я тоже кричала, упаду на землю, кричу, а вокруг погибшие — они молчат. Страшно! Уговариваю себя: «Тише. Успокойся». Из одной воронки в другую перетаскивали с другой сестричкой Надей раненых, я перетащила 60 человек в том бою. За это была награждена в 1942 году медалью «За отвагу».

Там же, под Ржевом была серьезно ранена в голову и контужена. Рядом со мной взорвался снаряд, и меня полностью засыпало землей.

Мимо проходили бойцы, увидели, что из-под земли видна рука и пальцы шевелятся, что кто-то живой, отрыли меня, а у меня везде, где только можно, земля: в глазах, ушах, носу, во рту.

Ранение у меня было в затылочную часть головы, которые осколки смогли, достали, а один так и остался, его нельзя было доставать, так и живу с ним, от этого у меня постоянные головные боли всю жизнь», – жаловалась Надежда.

На войне Надежда встретила своего первого мужа. На войне же его потеряла, но успела родить дочь Светлану. После войны Надежда Михайловна получила специальность рентген-лаборанта, работала во флюорографическом кабинете. За все время работы ни разу не опоздала. Сны о войне снились ей постоянно.

«Я убит под Ржевом». Письма шофера-санитара

Двадцатисемилетний Сергей Наумов был мобилизован на фронт в первые дни Великой Отечественной – 26 июня 1941 года. За год до этого он окончил курсы шоферов при военкомате, после мобилизации прошел дополнительно двухнедельное обучение по санитарному делу. Так он попал в ряды автосанроты шофером-санитаром.

В своих письмах жене и двум маленьким дочкам он писал об условиях на фронте: на 10–15 человек выдавалась одна винтовка, санитарам и шоферам не положенная. Зимой окровавленные бойцы примерзали к железным бортам автомобиля. Кабину «обили паклей и кошмой с дранкой, а по ним – палаткой, железные каркасы заменили деревянными».

В то время все письма подвергались цензуре, не прошедшие ее могли не дойти до адресата. Однако некоторые записки были с достаточно жесткими строками: «Немцы в упор наших ребят расстреливают». Но по большей части в этих письмах много любви и заботы к семье:

«​​​​​​​Ты пишешь, что похудела сильно, что камень лежит на сердце твоем. Во-первых, камень выбрось. Не место ему в сердце лежать, а во-вторых, худеть не нужно, ведь ты и так не особенно полная, обо мне не заботься.

Я жив и здоров по-прежнему, и по окончании войны «я приду, когда распустит ветви по-весеннему наш темный сад». Вернее, не сад, а черемуха, но, быть может, гораздо раньше, ведь никто об этом не знает, и весь мир ждет конца Гитлеру и его приспешникам.

Мне выдали теплое обмундирование: пару нижнего теплого белья, телогрейку, теплую шапку с ушами, кожаные варежки с одним пальцем (на байковом подкладе) и, самое главное, выдали валенки фабричной катки 29 номер и шерстяные портянки, велики.

Но лучше больше, можно намотать, и стельки подложу, так что, любимая жена, одет тепло и благодарю за заботу обо мне. Мне ничего не нужно. Я бы не отказался от шерстяных носков».

Последней весточкой от солдата стал почтовый перевод на 100 рублей, отправленный 22 января 1942 года с таким текстом: «Здравствуйте, Шура, мамаша, Люба, С. А. Наумов с женой и матерью. 1941 год. Уральцы уходят на фронт. Нина. Посылаю вам 100 рублей.

Прошу купить костюм, если нельзя, то ребятам что-нибудь. Целую. С. Наумов». В тот же день, 22 января, рядовой автосанитарной роты Наумов Сергей Александрович был откомандирован для выполнения боевой задачи на передовую линию в Ржеве. Обратно он не вернулся.

15 февраля 1942 года был официально исключен из списков роты.

«Отец» Степан

Хирург, фтизиатр, физиотерапевт, организатор здравоохранения Степан Нарбутовских был не только доктором от Бога, но еще и талантливым организатором. Он создал самый крупный на Урале научно-исследовательский институт Физиотерапии (ул.

Московская, 12), открыл в Кыштыме первую на периферии женскую консультацию, дом матери и ребенка, ночной санаторий на 20 коек для туберкулезных больных.

Развернул в кыштымской больнице подсобное хозяйство на 200 голов скота и 100 га посева зерновых. 

В первый же день Великой Отечественной войны 55-летний доктор Нарбутовских явился в Кыштымский райвоенкомат с заявлением об отправке его на фронт.

На передовую Степана Дементьевича не пустили: его колоссальный опыт и энциклопедические знания были нужнее в тылу.

В 44 году врача переводят в Свердловск – в самый крупный военный госпиталь Урала № 414, где он проработал начальником отделения госпиталя до мая 1946 года.

Наверное, самое лучшая награда для врача — это благодарность. Публикуем выдержки из писем пациентов-фронтовиков.

«Желаю Вам, наш дорогой отец, еще больше сил, здоровья! По своей работе Вы ближе всего стоите к войне, она еще не кончилась, я верю, что Вы и дальше будете так же работать, не зная устали!

Ранбольной сержант Якубов С. (таджик)».

«Всех бойцов лечит он, осмотрев раны, назначает лечение, бойцы быстро поправляются. Если рана не залечивается, то операцию сделает нам наш Степан. У Степана рука легкая. Своими заботами, знанием и внимательным отношением он скоро поднимает бойцов. Спасибо отцу Степану!

Бойцы Шинибеков (каракалпак) Алгазин (казах)».

«Шутка иной раз так же необходима, как вмешательство скальпеля. «Теперь жалеть, кормить», – как-то сказали вы, и это стало девизом. Вот все об отношениях. Одного я боюсь, что цензурный комитет вдруг не пропустит. Впрочем, не смеет. Нельзя же сухо зачеркнуть мою радостную искренность.

Кыштым, 10 – IV – 43 г. Боец-снайпер Сергеев Г».

За период Великой Отечественной Войны Степан Нарбутовских написал три научных работы: «К лечению огнестрельных остеомиелитов длинных трубчатых костей», «Наши ошибки и упущения в лечении огнестрельных переломов бедра» и «К выработке методики аэрогелиотерапии военной травмы в зависимости от их характера и течения».

Был многократно премирован приказами по госпиталю и по управлению госпиталями, многократно же получал благодарности. Награждался грамотами от ВЦСПС и Облисполкома за плодотворную работу. Правительство удостоило врача Нарбутовских орденом «Знак Почета» и медалью «За Победу над Германией».

Свою автобиографию, написанную в 1945 году, доктор Нарбутовских заключил скромной фразой: «Под судом и следствием не состоял и отрицательной оценки за свою работу никогда не получал».

Редакция ЕАН благодарит Свердловский областной музей истории медицины, в частности Алевтину Артемьеву, за предоставленные материалы.

Александра Аксенова

Источник: https://eanews.ru/news/i-nachalas-dlya-menya-dolgaya-podlaya-golodnaya-vshivaya-voyna-vospominaniya-medikov-vremen-velikoy-voyny_07-05-2020

Военные врачи в Сирии

Как стать военным медиком

Уже много лет Сирия является территорией бесконечной войны. Каждый день войны это сотни жертв и раненых, которые нуждаются в медицинской помощи. Поэтому для врачей в Сирии много работы. Но она сопряжена с угрозой для жизни, так как постоянные военные действия не щадят никого.

Карта военных действий в Сирии (2019)

Наиболее известная некоммерческая организация ООН это «Врачи без границ». Ежегодно они вербуют добровольцев для работы в горячих точках. Эта организация под эгидой ООН оказывает помощь 11 больницам Сирии.

Флаг некоммерческой организации ООН это «Врачи без границ»

Не всегда удаётся оказать непосредственную медицинскую помощь населению из-за того, что провинции находятся под контролем боевиков или же ведутся интенсивные военные действия. Но и в этих случаях «Врачи без границ» находят возможность переправлять медикаменты в осаждённые районы, а при необходимости мобилизовать врачей для помощи населению.

В России нет представительства этой организации, но если есть желание поехать в Сирию именно как представитель «Врачей без границ», то нужно обратиться в ближайшее к месту жительства представительство: в Берлине (Об оформлении визы в Берлин можно узнать пройдя по данной ссылке)

или в Токио (Об оформлении и получении визы в Японию можно узнать пройдя по этой ссылке). Или же предварительно отправить на сайт этих представительств заявку.

страница сайта “Врачи без границ”

Но нужно помнить, что каждый претендент обязательно должен соответствовать некоторым требованиям:

  • знать английский язык;
  • иметь диплом по специализации;
  • опыт работы в профессии не менее двух лет;
  • если претендент проходил службу в армии¸ заявку надо подавать спустя два года после демобилизации.

«Врачи без границ» работают в 20 странах. Организация всегда нуждается в хороших специалистах и есть высокий шанс получить положительный ответ на предложение своих услуг. Если руководство примет положительное решение, то волонтёра ждут следующие условия:

  • официально заключённый контракт;
  • заработная плата от 900 до 1200 долларов, в зависимости от проекта;
  • бесплатная медицинская страховка;
  • компенсация затрат;
  • бесплатное повышение своего уровня квалификации.

«Врачи без границ» – это гуманитарная миссия. Решившись добровольно отправиться помогать тем народам, которые оказались в сложной ситуации (войны, эпидемии, стихийные бедствия), надо помнить, что организация направляет своих добровольцев не с учётом их пожеланий, а в те места, где они больше всего нужны.

Работа по контракту

Для врачей России есть ещё одна возможность оказаться в Сирии через службу по контракту. Доктор для Сирии одна из самых востребованных профессий. Причём помощь их требуется не только для служащих на российских военных базах, но главным образом местным жителям и беженцам.

Врач, желающий получить работу в Сирии должен обратиться в военкомат по месту жительства. Решение принимается в течение трёх месяцев. Если оно положительное, то придётся пройти:

  • обязательную медицинскую комиссию;
  • психологическое тестирование;
  • сотрудники ФСБ внимательно изучат биографию претендента на вакансию, на предмет наличия в ней судимостей или каких-либо других противоправных фактов.

Если кандидат прошёл все эти ступени проверок без проблем, обладает прекрасным здоровьем и незапятнанной биографией, то начинается стадия оформления договора:

  • отправиться в горячую точку можно на срок не менее шести месяцев;
  • по контракту врач приписан к определённой военной базе;
  • доктор имеет право на прохождение бесплатных курсов повышения квалификации.

Работающие врачи после завершения срока пребывания имеют хорошие перспективы для того, чтобы занять более высокие должности по возвращении на родину. Во всяком случае, у них есть преимущество перед теми, кто не был в Сирии.

При устройстве через комиссариат медиков, которые не являются военными специалистами обязательное условие – это прохождение службы в армии, в любом виде по контракту или срочной. Без этого условия заявителю будет отказано в возможности получить работу в Сирийской Арабской Республике.

Зарплата врача будет зависеть от многих факторов: выслуги лет, занимаемой должности, продолжительности контракта, наград, работе в зоне боевых действий. Но в среднем медик будет получать не меньше 200 тыс. – 300 тыс. рублей в месяц.

Еще о зарплатах в Сирии можно узнать пройдя по данной ссылке.

На время контракта доктору предоставляются все необходимые условия для жизни:

  • выделяется жильё на базе в небольших жилых модулях с кондиционерами, каждый такой модуль рассчитан на три человека;
  • бесплатное, обильное и качественное трёхразовое питание;
  • бесплатное обмундирование.

Сирия – страна, где продолжают вестись боевые действия, и существует реальная угроза жизни любого специалиста. Если врач работает в стране по контракту с Министерством Обороны, то в случае трагических обстоятельств, можно получить следующие компенсации:

  • при получении инвалидности в результате ранения – 1 млн рублей;
  • в случае гибели ближайшим родственникам (мужу или жене, детям) выплачивается компенсация в размере 2 млн рублей.

Перевозка тела и похороны погибшего, также осуществляется за счёт средств государства.

Подробнее о работе и доступных вакансиях в Сирии можно прочитать пройдя по данной ссылке.

Поиск работы самостоятельно

Надо заметить, что в Сирии американским врачам невозможно найти работу, хотя через такую организацию как «Врачи без границ» и граждане США, вполне могут осуществлять гуманитарные миссии и в этой стране. Однако выходцам из стран соцлагеря и прежде всего бывшего СССР, сирийцы имеют больше доверия.

Российские военные врачи проводят прием сирийских пациентов

Медицина в Сирии до 2011 года, т. е. до начала боевых действий находилась в состоянии расцвета. В стране действовало более 300 клиник и больниц. Врачи имели высокую квалификацию, а оборудование было самое современное. После начала войны треть больниц были разрушены, появился дефицит медицинских препаратов, немало медицинского персонала погибло.

Поэтому помощь врачей со стороны российской стороны очень принимается. Найти такие вакансии в Сирии можно, обратившись к специализированным сайтам по поиску работы, или оставлять своё резюме на этих сайтах. Но при этом надо учитывать, что придётся соблюдать правила и собрать пакет документов:

  • анкету на английском языке;
  • цветные копии свидетельства о рождении и всех страниц паспорта;
  • резюме о своей профессиональной деятельности, опыте работы;
  • копия диплома.Образец диплома врача

А также понадобятся фотографии в количестве пяти штук, стандартного размера для заграничных паспортов (Как сделать фото на загранпаспорт можно узнать пройдя по данной ссылке).

требования к фото для заграничных паспортов

Всё это обязательные документы для получения возможности начать работу в стране.

Надо также учитывать тот факт, что в Сирии довольно жёсткий отбор специалистов. Перед приёмом на работу проводится тестирование на знание основ профессии. Есть испытательный срок, равный шести месяцам.

Журналист, редактор, благодаря которому на сайт выкладывается наибольшая часть материалов. Окончил ММУ (Московский Международный Университет) по специальности журналистика в 2009 году.

Источник: https://VisaSam.ru/emigration/rabota/vrachi-v-sirii.html

Познавательное занятие

Как стать военным медиком

«Профессия военврач. История и современность»

Чем занимается военный врач?

Самый очевидный ответ – лечит раненых. На самом деле, это лишь одна из многочисленных задач военврача, да и то в основном в боевых условиях. В мирное время обязанностей у него море и далеко не все из них имеют отношение к медицине.

Если говорить коротко, на нем держится всё медицинское обеспечение Вооруженных Сил, а это и лечебно-профилактическая работа, и санитарно-гигиенический надзор, и противоэпидемические мероприятия, и медицинское снабжение, и много других страшных слов.

Если говорить более простым языком, военврач должен уберечь солдата и офицера от всего, что может помешать выполнять боевые задачи. Собственно, поэтому медики никогда не были в армии на первых ролях, а всегда входили в состав частей и подразделений обеспечения.

В первые века существования Рима медицина носит черты доисторического периода при лечении болезней применяются заклинания, изгнание духов и различные суеверные схемы. Во время войны против эпидемии в войсках назначаются молитвы, жрецы проделывают различные религиозные церемонии. Полученные во время сражений повреждения солдаты лечат друг у друга или пользуются услугами случайных врачей.

Постоянных военных врачей не имеется, так как нет постоянного войска. Со временем римское войско становится постоянным и при нём есть появляются военные врачи, разделённые на разряды. Каждая значительная войсковая единица, каждый военный корабль имел своего врача или своих врачей.

Представителями врачебного сословия почти исключительно были греки, применявшие усвоенную ими научную греческую медицину.

В Византийской империи при войсках также были постоянные врачи, подобно римским, они делились на разряды и были подчинены главному медицинскому инспектору.

После падения Римской империи постоянных врачей для лечения солдат не было до XI века, также отсутствовали больницы. Впервые лечебницы стали устраивать в Италии для возвращавшихся крестоносцев.

Большие итальянские города также имели свои войска и для них начали нанимать врачей и строить лазареты во Флоренции, Болонье и других местах.

Скоро и в других государствах городские магистраты (в Париже, Вене) ввели у себя подобные учреждения; их примеру последовали феодальные князья и короли. Однако врачей в войсках было очень мало.

Военные врачи в новое время

После появления огнестрельного оружия число повреждений на войне резко увеличилось. Военные увидели, что ранения часто влекут за собою смерть; ничтожная на вид рана приводит к обширному воспалению.

Для всех необходимость во врачах стала очевидной, и, начиная с XIV века в каждом большом отряде имеются цирюльники, фельдшера с помощниками и особые хирурги и врачи. Для больных военнослужащих устраиваются больницы и аптеки. Врачи ещё не лечили хирургических болезней, а хирурги были немногим лучше цирюльников.

Врачей, которые были бы одинаково хорошо знакомы с внутренней медициной и хирургией начали выпускать медицинские училища лишь в XVIII столетии.

Для армии и флота всегда требовались врачи, всесторонне образованные, и притом хорошие хирурги. В военно-медицинских школах XVIII века впервые происходит полное соединение медицины и хирургии; все большие отрасли медицины считаются равноправными и преподаются с возможной полнотой.

Во времена Российской империи военные врачи относились к военным чиновникам

Подготовка военных врачей в России при Петре I

Пётр I задался целью обеспечить русские войска в ходе боевых действий необходимым числом русских врачей (лекарей).

Для этого было необходимо иметь постоянный источник, откуда выпускались бы врачи, и Пётр основал первую врачебную школу на 50 учеников в Москве и при ней первый в России военный госпиталь (ныне Главный военный клинический госпиталь имени Н. Н.

Бурденко), который начали строить в 1706 году, а закончили в 1707 году. Во главе был поставлен энергичный и всесторонне образованный врач Николай Бидлоо[2]:

…За Яузой рекою против Немецкой слободы, в пристойном месте, для лечения болящих людей.

А у того лечения быть доктору Николаю Бидлоо, да двум лекарям, Андрею Репкину, а другому — кто прислан будет; да из иноземцев и из русских, изо всяких чинов людей, — набрать для аптекарской науки 50 человек; а на строение и на покупку лекарств и на всякие к тому дела принадлежащие вещи, и доктору, и лекарям, и ученикам на жалованье деньги держать в расход из сборов Монастырского приказа.

Уже в начале ХХ века в 1907 году «Московский листок» писал: «До этого времени все на Руси — от холопа до думного боярина лечились только у знахарей, а наезжавшие временами иностранные врачи пользовались вниманием только при Дворе, да и то к ним относились с недоверием и подозрительностью…Великий Петр решил создать свою русскую больницу, которая была бы не только местом врачевания, но и первой школой для русских врачей».

В этот период надолго устанавливается связь врачебного сословия с духовным: сыновья служителей церкви пополняют ряды военных врачей.

Случилось это так: госпиталь и училище при нём находились в ведении Синода, и, когда появилась потребность в учениках для новой школы, Синод указал на источник, откуда могли набираться будущие врачи — греко-латинские училища.

Из них отобрали требуемое число учеников для госпиталя, позже ученики присылались из духовных семинарий.

По образцу московской были основаны школы в Петербурге и Кронштадте. В 1715 году на набережной Выборгской стороны был открыт большой сухопутный госпиталь; в 1719 году около него возник адмиралтейский госпиталь, а в 1720 году основан подобный же госпиталь в Кронштадте.

Все эти больницы были названы генеральными и при них предполагалось устроить врачебные школы, что было исполнено только после смерти Петра в 1733 году, когда были основаны хирургические училища в Петербурге при сухопутном и адмиралтейском госпиталях и в Кронштадте.

В первых двух было предположено иметь 20 учеников и 10 подлекарей, а в третьем 15 учеников и 8 подлекарей.

Коренная реформа в подготовке военных врачей произошла с образованием по указу Павла I Петербургской медико-хирургической академии (с 1881 года — Военно-медицинская академия).

В 1808 году императором Александром I академия была возведена в ранг «первых учебных заведений Империи»: она получила права Академии наук, ей разрешено избирать своих академиков, и она стала именоваться Императорской медико-хирургической академией[3].

Военные врачи в Красной Армии[править | править вики-текст]

Памятник военным медикам – Героям Советского Союза возле бывшего Главного госпиталя ГСВГ в Белице (Германия)

Памятник военным медикам и медикам госпиталей периода Великой Отечественной войны в Кисловодске.

По постановлению ЦИК и СНК СССР от 22 сентября 1935 года были установлены следующие звания для военных врачей:

  • Военфельдшер
  • Старший военфельдшер
  • Военврач 3-го ранга
  • Военврач 2-го ранга
  • Военврач 1-го ранга
  • Бригврач
  • Дивврач
  • Корврач
  • Армврач

При поступлении или призыве в армию лицам, имеющим высшее медицинское образование, присваивалось звание «Военврач 3-го ранга» (равно званию капитана).

Человек с высшим медицинским образованием и офицерскими погонами на плечах. В принципе, в армии военных медиков больше – это и рядовые-санитары, и сержанты-санинструкторы, и фельдшеры-прапорщики. Но на врачебных должностях могут находиться только офицеры, только к их званию добавляется словосочетание «медицинской службы», например, «старший лейтенант медицинской службы».

В еще не столь отдаленном прошлом военврачами были исключительно мужчины. В наше время соотношение полов в медицинской службе практически выровнялось, некоторые женщины даже до полковников дослужились. Генералов медицинской службы, правда, среди них пока нет, но что-то мне подсказывает, что еще будут.

Начало формы

Конец формы

Источник: https://infourok.ru/poznavatelnoe-zanyatie-professiya-voenvrach-2076089.html

Американские военные медики

Как стать военным медиком

Армейские боевые медики, которые заканчивают обучение Воздушно-десантных рейнджеров и присоединяются к батальонам, проходят курс боевых медиков для специальных операций.

 Этот курс обучения длится 36 недель и обеспечивает более глубокое обучение тем видам ухода, которые могут потребоваться участникам специальных операций.

 Сертификаты, полученные во время этой программы, включают базовое жизнеобеспечение, педиатрическое образование для дошкольных учреждений и продвинутую поддержку сердечной жизни.

Боевой медик специальных операций, который становится специальным медицинским сержантом, будет проходить дополнительную подготовку, которая включает в себя стоматологию, в том числе выполнение операций по удалению зубов, ветеринарную помощь для крупных животных, а также обучение культурным медицинским практикам и лечению, включая фитотерапию.  Медицинские сержанты также учатся оказывать помощь в экстремальных условиях, в том числе заниматься дайвингом и  испытывать воздействие большой высоты на организм человека.

Условия труда

Боевые медики обучаются работе в боевых театрах во время боевых действий. Эти условия работы могут быть чрезвычайно сложными и довольно опасными.

 Потенциальные новобранцы должны быть готовы оказать неотложную медицинскую помощь в условиях, которые не способствуют безопасной, эффективной и гигиенической помощи людям, страдающим от серьезных травм.

 Хотя медики обучены помогать лечить и утешать раненых, им выдается служебное оружие, и они могут быть обязаны участвовать в бою в экстремальных ситуациях, например, во время засады.

Зарплата медика

Вознаграждение военнослужащим зависит от звания и продолжительности службы.

 Боевой медик с уровнем оплаты E-4 2018 года (капрал или специалист), имеющий опыт работы менее двух лет, зарабатывает $ 25 668 в год.

 Кто-то такого же ранга, имеющий шестилетний опыт работы, зарабатывает $ 31 158. Эти заработные платы не отражают другие льготы, в том числе надбавки, пособия на жилье, образование и здравоохранение.

Медсестры

Лицензированные практические медсестры предоставляют пациентам первичную медицинскую помощь.

 Объем необходимых функций для этой должности варьируется, но, как правило, он включает в себя такие задачи, как опрос пациентов, регистрация информации, получение показателей жизненно важных функций, обеспечение инъекций.

 Военные медсестры должны пройти программу обучения, которая обычно требует год обучения на полную ставку, а затем они должны сдать экзамен на получение лицензии. По состоянию на май 2017 года средняя годовая зарплата составляла 45 030 долларов США.

Дипломированная медсестра

Дипломированные медсестры оказывают комплексную медицинскую помощь пациентам.

 В дополнение к таким задачам, как опрос пациентов, проверка показателей жизнедеятельности и проведение медицинских тестов, они проводят медицинские процедуры и назначают лекарства, назначенные врачом, обучают пациентов (как справляться с новым состоянием, например, при переломе), а также настраивают и контролируют медицинское оборудование. Средняя годовая зарплата для дипломированной медсестры ​​составляла 70 000 долларов США по состоянию на май 2018 года.

Помощник врача

Помощники врача практикуют медицину совместно с врачами. Помощники врача могут назначать анализы, диагностировать болезни и травмы, обеспечивать лечение и назначать лекарства в рамках своей практики. Помощники врача должны получить степень магистра и сдать экзамен на лицензирование. Средний годовой оклад помощников врачей по состоянию на май 2017 года составлял 104 860 долл. США.

Требования к военным медикам в американской армии

Военный медик оказывает неотложную медицинскую помощь и услуги по эвакуации на поле боя, а также помогает медицинским работникам оказывать первичную медицинскую помощь. В то время как многие солдаты предпочитают оставаться медиками на протяжении всей своей военной карьеры, другие считают, что их время работы в качестве медика подготовило их к гражданской медицине.

Право на вступление в армию

Каждая ветвь сервиса устанавливает свои требования к новобранцам. Ниже приведены требования, которые армия США установила для призыва и, в частности, для боевых медиков:

Возраст

Все подразделения Вооруженных сил требуют, чтобы призывники были не моложе 17 лет, хотя 17-летнему ребенку потребуется разрешение родителей для зачисления.

 Верхние возрастные ограничения различаются в зависимости от отрасли службы, а верхний возрастной предел армии – 34 года.

Верхние возрастные ограничения могут отличаться для лиц, которые имеют предыдущий стаж работы, либо в качестве действительной службы, либо в качестве резервных военнослужащих.

Образование

Все филиалы нуждаются в аттестате о среднем образовании для зачисления и получения права на максимально широкий спектр возможностей. Занятия наукой и математикой, особенно биологией, алгеброй и химией, могут быть полезны при подготовке к карьере военного медика.

Гражданство

Новобранцы должны быть гражданами США или обладателями грин-карт. В некоторых случаях неграждане, находящиеся в США на законных основаниях, могут иметь возможность поступить на военную службу, но они могут столкнуться с ограничениями в отношении ролей, на которые они имеют право.

Здоровье

Ожидается, что все новобранцы будут иметь хорошее психическое и физическое здоровье и должны пройти физическое обследование. Ожидается, что новобранцы будут иметь здоровый вес и способны соблюдать строгую физическую форму.

Тюрьма

Предыдущие судимости могут повлиять на способность человека поступить в любую ветвь вооруженных сил. Лица, которые обеспокоены своей историей, должны поговорить с рекрутером о вариантах, в том числе подать заявление на отказ.

Исключения

В некоторых случаях военные могут выдавать отказ потенциальным новобранцам, которые не соответствуют действующим стандартам призыва. Тем не менее, нет никаких гарантий, что любое из этих требований будет отменено.

Подача заявления об отказе может потребовать от потенциального новобранца предоставления дополнительной информации, чтобы военное командование могло принять соответствующее решение.

 Например, новобранцам, имеющим криминальное прошлое, может потребоваться описание характера их преступлений, а также того, что они сделали для реабилитации себя после преступления и их осуждения.

Личные качества, помогающие стать медиком

Боевая медицина является сложной областью, особенно потому, что от армейских медиков ожидается, что они будут лечить своих солдат, многие из которых могут быть друзьями. Боевой медик должен быть тем, кто, прежде всего, устойчив и может действовать в стрессовой ситуации. Он также должен быть в состоянии продемонстрировать гибкость в лечении различных состояний и травм.

Обучение, необходимое, чтобы стать военным медиком

Чтобы стать боевым медиком, необходимо пройти 10 недель базовой боевой подготовки, а также продвинутую индивидуальную подготовку, которая занимает 16 недель.

 military.com

Источник: https://military.pravda.ru/1426408-military/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.